• Сентябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

Чернышевский

Это «что-то» — осознание сложности и многоплановости проблем, исчерпывающе раскрыть которые он еще не мог, не желая вместе с тем освобождаться от них путем мнимого, одностороннего решения. Отсюда — биение мысли в разных, не совпадающих между собой плоскостях, несоотнесенность положений друг с другом, противоречивость, порой озадачивающая исследователей.

Да, Чернышевский действительно противоречив. Но противоречия, как заметил Маркс, не всегда являются признаком слабости мыслителя, они могут свидетельствовать и о «богатстве того жизненного фундамента, из которого, выкручиваясь, вырастает теория». Это относится в полной мере и к Чернышевскому. Анализ показывает принципиальное единство его теоретических взглядов, цельность позиции мыслителя, неуклонно, хотя и не без противоречий, движущегося от старого к новому— материалистическому пониманию общественных процессов. Эти единство и цельность не лежат на поверхности и нуждаются в выявлении.

Чернышевский был убежденным сторонником «антропологического принципа» в философии, антропологизм пронизывает все его теоретические построения, будь то история, политическая экономия или социализм. Без знания «натуры» людей для него нет знания общества. «Кто не хочет знать людей, — писал он, — тот не хочет знать истины, тот не хочет мыслить» (Ч., IV, 775). Этому принципу исследования, идущему от Фейербаха, Чернышевский не изменял никогда.

Однако быть учеником далеко не всегда означает просто повторять учителя. Начав работу «Антропологический принцип в философии» с рассуждений о человеке как «отдельной личности», наделенной такими качествами, как себялюбие, эгоизм, Чернышевский выходит к сюжетам, мало интересовавшим немецкого философа,— сосредоточению в руках отдельных людей богатства, а также сосредоточению силы или власти. Делается и другой решительный шаг к созданию науки об обществе: границы тех «нравственных знаний», которыми занимался Фейербах, существенно раздвигаются — в них теперь включены политэкономия и политика (Ч., VII, 255, 268, 283, 292).

Комметирование закрыто.