• Сентябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

эта особенность

Как известно, эта особенность отсутствует в рунических надписях Азии, кроме южноенисейских. В кувинском тексте наличествуют и три другие буквы надписи Калаи-Кафир (табл. XX, И 1). Они дополняются двумя новыми формами (пятая и седьмая руны — № 36, 37), которые также находят подобие в южноенисейском алфавите. Последний знак надписи (табл. XX, № 37) считаем полной формой, доверяя в этом наблюдениям археологов. Четыре знака третьей надписи (И 2) сохранились на обломке крупного венчика, из крепости Калаи-Боло (рис. 7, 5; Приложение). Их сходство с вышеописанными текстами и словоразделительный знак в виде точки также позволяют отнести эту надпись к выделяемому алфавиту (табл. XX).

Воспринимая названные три надписи как палеографически единое явление, получаем возможность отметить значительную близость к ним еще двух надписей на обломках венчиков хумов, нанесенных до обжига. На снимке первого фрагмента (И 3) с горы Кизил Пиляу (рис. 7, б), изданном А.Н. Бернштамом, неясно видно перекладину второй руны (первая сохранилась частично) и иначе, чем в наборном воспроизведении текста, воспринимается последний знак (Приложение). Не имея возможности познакомиться с оригиналом, мы не можем настаивать на этих особенностях. Однако несомненно, что остатки первой из пяти рун надписи не следует связывать со знаком к из орхоно-енисейских алфавитов (табл. XIV, № 28), а надо реконструировать как руну № 32 (табл. XX), типичную для выделяемой группы рунических алфавитов. На втором обломке с надписью И 4 из замка Ош-хона (рис. 7, 7) сохранился лишь конец текста из четырех рун и очень небольшая часть предшествующего знака (Приложение). Имея в виду устойчивое сочетание трех рун, отмеченное для надписи Кувы и, вероятно, Калаи-Кафир, допустимо полагать, что и здесь несохранившаяся буква была знаком № 32 (тафл. XX).

Таким образом, из девяти опубликованных руноподобных надписей, найденных в Фергане (Приложение), пять можно отнести к руническому алфавиту, сопоставимому с южноенисейским. Материалы позволяют отметить для него только 12 форм знаков, включая словоразделительную отметку (табл. XX). С одной стороны, это объясняется фрагментарностью текстов, с другой — вероятно, близостью их содержания. Состояние источников не позволяет отнести эти ферганские надписи прямо к южноенисейскому письму. В то же время в них нет палеографических особенностей географически более близких ачикташских надписей. Поэтому ныне целесообразно воспринимать эти письменные памятники как образцы особого алфавита (по первым находкам назовем его исфаринским), относящегося к выделяемой группе новых рунических письмен.

Комметирование закрыто.