• Сентябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

Этот палеографический субстрат

Этот палеографический субстрат, по крайней мере по одному характерному знаку для f (табл. XXIII, № 53, слева), может быть сопоставлен с ачикташской азбукой. В пользу такого предположения свидетельствует и факт обнаружения памятников обеих письменностей в долине одной реки Талас. Уже отмечалось, что все эти детали говорят об относительной хронологии ачикташского и таласского письма. Следовательно, допустимо связать ачйкташский алфавит с тем государственным образованием, которое предшествовало в Семиречье карлукскому объединению. Однако такое предположение не согласуется с ареалом ачикташской письменности. Из трех известных пунктов — низовья Сырдарьи, отроги Кульджуктау и долина Таласа (рис. 7,а) — лишь крайняя восточная точка попадает в Чу-Илийское междуречье — пределы былых владений тюргешских каганов, к тому же — на их западное пограничье. Но именно Западное Семиречье, по всей видимости, явилось районом становления раннеогузской группировки. Предания огузов об их былом соседстве с чигилями (частью карлукского объединения) дошли до Махмуда Кашгарского и были им записаны.

Государство огузов сложилось после их выдвижения из Семиречья под давлением складывающейся власти карлуков. Территорией нового образования в IX—X вв. стало среднее и нижнее течение Сырдарьи и степи Западного Казахстана*3. Становление сопровождалось борьбой с кангаро-печенежским объединением. Однако печенеги были разгромлены лишь в самом конце IX в., следовательно, увязывать с огузским государством ачикташскую письменность не позволяет датировка алтынасарской надписи (А 3), относимой, хотя и не вполне уверенно, не позднее чем к началу VIII в. Наиболее вероятной представляется связь этой письменности с пока неясным для нас государственным образованием Средней Сырдарьи VIII в. (или даже конца VII в.). Применяться же ачикташское письмо продолжало, по-видимому, и в IX в. Поиски приходится переносить или в эпоху существования Западнотюркского каганата (581 — около 740 гг.), — что, как увидим, не вполне вероятно, — или ко времени между его падением и созданием карлукского государства (ок. 740—766 гг.). Не следует пока отбрасывать и возможность формирования ачикташского письма не в тюркоязычной среде. В любом случае ныне остро ощущается недостаток как исторического, так и палеографического материала.

Из-за отсутствия необходимых данных сегодня нельзя произвести обоснованное соотнесение с каким-либо государством исфаринского письма. Кувинская находка (И 5) — единственная надпись, имеющая археологическую дату, — конец VII — начало VIII в. Однако сама эта дата основывается пока на общих археологических соображениях. Для археологов Средней Азии скорее сами рунические надписи являлись датирующим признаком изучаемых памятников. При этом исходили они из некоей вполне абстрактной «классической» тюркской рунической письменности, под которой, вероятно, подразумевался орхонский алфавит.

Комметирование закрыто.