• Ноябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930  

к вечеру 28 февраля

Уже днем и особенно к вечеру 28 февраля настроение интеллигентской публики стало улучшаться. Правда, в городе еще слышалась стрельба, обыски продолжались, кое-где орудовали уголовники, но то, что кульминация событий позади, что всеразрушающая анархия не воцарилась, многие с облегчением поняли. А. Н. Бенуа, который 27 февраля чувствовал себя «очень и очень неуютно», на следующий день был в ином состоянии: «…уже во вторник, несмотря на действительно появившееся облако дыма от горящего Окружного суда и на языки пламени, лизавшие стены Литовского замка, я как-то ощутил наличность „чуда», и сразу стало яснее на душе.

Даже трескотня пулеметов совершенно не действовала устрашающим образом — до того на всех лицах было написано сознание уже одержанной победы и убеждение в том, что „вот теперь все пойдет к лучшему». А ведь известно, что кто чувствует себя действительно победителем, тот уже и способен щадить низверженного врага. И тем более он с чувством мудрого хозяина щадит все то, чем владел враг и что по праву победы досталось победителю». Разрушений и повреждений культурных ценностей при столь бурном течении уличных событий действительно было немного: здания Окружного суда и Литовского замка (они загорелись не 28, а 27 февраля) да несколько статуй и ваз возле Большого Ораниенбаумского дворца.

Если накануне интеллигентская публика, едва выйдя из дома, стремилась опять под крышу, то 28 февраля многие впервые за два, а то и за три дня направились в город. «Выстрелы, раздававшиеся по городу и наводившие на первых порах панический страх, уже не казались такими страшными и не удерживали дома»,— вспоминал Ю. М. Юрьев. Городской транспорт не работал, и все шли пешком, преимущественно к центру города и к Таврическому дворцу. Из проносившихся грузовиков студенты бросали в толпу листовки, и «те, кто посмелее, быстрее, бросались к автомобилям, бежали вслед, протягивая руку». Душевное состояние некоторых было очень приподнятым.

Комметирование закрыто.