• Ноябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930  

О. В. Синакевич

О. В. Синакевич, — шла почему-то не по панели, а посреди улицы, благо не было ни трамваев, ни извозчиков, — и радостно, полной грудью вдыхала свежий утренний воздух. И мне казалось, что и дышится сегодня совсем по-новому, легко и вольно, „словно после грозы». Казалось также, что и все другие вокруг с таким же радостным облегчением расправляли свои легкие».

И все же отнюдь не все испытывали «радостное облегчение». Часть интеллигенции и 28 февраля ожидала бед, угрожавших «изнутри» и «извне». «Толпа благодушно настроена, но, думаю, будет резня», — меланхолично размышлял К. А. Сомов, вернувшись домой с прогулки. Ю. В. Ломоносова тревожило другое: «Придет с фронта дикая дивизия с артиллерией, и от всего восстания только мокро останется».
В общем умонастроение и психологическое состояние все-таки было разнородным и неустойчивым. Те, кто не ощущал «наличность чуда», особенно охотились на слухи и сообщения о формировании новой правительственной власти — Временного комитета Государственной думы в Таврическом дворце. Публика ознакомилась с обращением полковника Э. А. Энгельгардта, назначенного думским комитетом комендантом гарнизона, с изложением речей М. В. Родзянко, П. Н. Милюкова, А. Ф. Керенского, которые, как обрадованно отмечал Мушкетов, призывали «к порядку». Еще более обнадеживало появление на улицах первых милиционных постов. Но в то же время среди части интеллигенции росло недовольство нерешительностью и медлительностью действий думского комитета. «Скверно! Думское правительство заседает в Думе и что-то ждет, верно согласия царя на свое низложение! Глупо. Надо было бы скорее организовать власть. Найти хороших военного и морского министра и министра внутренних дел, юстиции и т. д.», — записывал в свой дневник В. А. Стеклов.

Комметирование закрыто.