• Сентябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

приведенные данные

Таким образом, приведенные данные позволяют отнести ачикташский текст к довольно широкому хронологическому периоду (VIII?) IX—X вв. По-видимому, в общих чертах он одновременен такому культурному явлению, как доно-кубанская письменность. Присущие ачикташской палочке несхожие с восточноевропейским письмом знаки указывают, что перед нами образец хоть и очень близкого к доно-кубанским рунам, но вполне самостоятельного алфавита.
В 1949 г., публикуя руническую надпись на пряслице Минусинского музея, С.В. Киселев отметил палеографическую близость этого памятника к надписи ачикташской палочки. Зная другие надписи Енисея, в том числе и некоторые из тех, которые мы ныне выделяем в особый южноенисейский алфавит, исследователь даже предположил древнехакасское («кыргызское») происхождение таласской находки. Сходство знаков на пряслице и на палочке, судя по короткому замечанию, признавал и С.Е. Малов54. Разделяют это мнение A.M. Щербак и С.Я. Байчоров55. Имеющиеся ныне материалы позволяют развить наблюдения этих исследователей и сопоставить знаки ачикташского текста с южноенисейским алфавитом. Близость их даже бблыпая, чем с восточноевропейскими надписями. Из двадцати одной формы ачикташских знаков (табл. XIX, № 19, 22—26, 28—30, 33, 35—42, 50—52) только три не имеют южноенисейских аналогий (№ 50—52). Кроме того, знак № 51 в равной степени присущ таласской и енисейской рунической письменности (табл. XIV, № 44). Вместе с тем .нет оснований говорить о палочке как о памятнике южноенисейского письма. Дело не в том, что многие сибирские знаки (№ 43—49) не встречены в ее надписи. Куда важнее, что знак № 52, часто употребляемый в ачикташской надписи, совершенно незнаком южноенисейскому алфавиту. Кроме того, знак № 42 встречен на Енисее лишь однажды, в то время как на палочке он вполне обычен.

Надписи на гранях палочки демонстрируют нам четвертый алфавит, родственный донскому, кубанскому и южноенисейскому письму. Дать ему название в прежних традициях сложно — образец обнаружен не только на той же реке, что и многочисленные надписи на камнях, за которыми уже закрепилось название таласских, но даже в окрестностях того же населенного пункта — ст. Дмитриевской (рис. 7, J). Оставаясь приверженцем не этнических, а условно-географических наименований такого рода культурных явлений, предлагаю называть алфавит, представленный на еловой палочке, ачикташским.

Комметирование закрыто.