• Май 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  

рассматриваемый отрывок

Не похож рассматриваемый отрывок и на дефектный список грамоты 1527 г. Отрывок обрывается следующей фразой: «[А кто ся ослушает сее моей грамоты, — и тому] от меня, от великого князя, быть в казни. И. . . пречистые богородицы Иосифовы ма [настыря]. . .» Текст в квадратных скобках восстановлен издателем, им же отмечено, что между союзом «И» и словом «пречистые» отсутствует 50—53 буквы. Если бы перед нами был список с грамоты 1527 г., то вслед за окончанием текста были бы помещены сведения: где и когда написана грамота, наличие печати, дьячая помета о подписи великого князя. Все это не умещается в 50—53 буквы. Кроме того, слова «пречистые богородицы Иосифовы манастыря» как будто бы указывают, что они должны относиться к подтверждению грамоты в 1534 г.

Но в подтверждении 1534 г. на грамоте 1527 г. монастырь именуется более кратко, без слова «богородицы»: «Пречистые монастыря Иосифы пустыни». Идентичное наименование фигурирует в подтверждении 1534 г. на грамоте 1522 г. И уж совсем непонятно, к чему относится союз «И». Однако все разъясняется, если мы сравним дошедший до нас отрывок с жалованной грамотой 1563 г., в начале которой помещена иммунитетная часть тарханно-несудимого акта 1527 г. на волоцко-зубцовские владения. После слов: «быти. . . в казни» следует: «И [яз царь и велики князь тех их грамот слушал. И выслушав грамоты успенья] пречистые богородицы Иосифова монастыря. . .» Заключенный нами в квадратные скобки текст соответствует указанному издателем пропуску в 50—53 буквы. Таким образом, перед нами не самостоятельный акт, а отрывок списка с общей жалованной грамоты 1563 г. в той части, где излагается тарханно-несудимый акт 1527 г. на села Отчищево, Спирово и др. Водяной знак дошедшего отрывка — сфера. На такой же бумаге известен еще один список жалованной грамоты 1563 г., а два списка не имеют первых листов, на которых размещался и наш отрывок.

Действие грамоты распространялось почти на все монастырские владения. Вне «вотчинной части» жалованного акта 1563 г. оказались имения в удельной Старице, село Мамошино Рузского у. и село Балашково Тверского у. Видимо, не подпадал под действие иммунитета и Буйгород, факт важный для дальнейшего изложения. Вот как об этом говорится в грамоте 1563 г.: «Да в Волоцком жа уезде в Староволоцком стану село Ильицыно з деревнями, что им дал яз царь и великий князь в отмен Буегороцкого села деревни против села Черленкова да села Ераполчя». Текст не совсем ясен: то ли Ильицыно получено в обмен на сам Буйгород, то ли на примыкавшие к нему деревни. Грамота 1563 г. предоставляла широкий объем иммунитетных привилегий. Монастырь освобождался от уплаты важнейших податей: дани, ямских денег, от посошной службы и ряда повинностей: «на ямех с подводами не стоят. . . ямских дворов не делают, ни коня. . . не кормят, ни сен не косят». Не надо было «город делати и пруды делати или царева. . . дворы ставити или хлеб молотить и вести в которой город». Освобождался монастырь и от уплаты всевозможных пошлин, «опричь томги и мыта». Столь же широк был и судебный иммунитет: «не судят их ни в чем, опричь душегубства одного».

Комметирование закрыто.