• Январь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  

Различие между Андреем

Различие между Андреем и Златоустом не только функциональное (праздничная гомилия у первого и экзегетическая у второго), но и сущностное: для Златоуста Преображение является знаком Второго пришествия Христа, наглядным символом наглядного события; для Андрея же Преображение — это таинство самоуничижения, символ не победы Бога, но Божьей милости.
Отсюда вытекает различие в эстетическом решении авторской задачи: вместо четкой композиции со строго определенными частями (у Златоуста) Андрей предлагает нерасчлененное повествование с многочисленными повторениями; вместо ясных нравственных наставлений (у Златоуста) Андрей в абстрактной форме советует своим слушателям забыть все земные дела («предоставь мертвым погребать своих мертвецов», цитирует он Мф. 8.22) и далее вообще пренебрегает описаниями мирской тщеты в своем повествовании. Сосредоточиваясь на изображении таинства Воплощения (как таинства, имеющего значение, обратное таинству Преображения), Андрей не нуждается в иллюзий реальности и избегает всех признаков места, движения или переживаний, которыми столь богато Евангелие и гомилия Златоуста.

Если апостолы и передвигаются в гомилии Андрея, то только тогда, когда он цитирует Евангелие. Кроме случая прямого цитирования Евангелия от Матфея, образ Петра появляется только в самом конце повествования, и хотя Андрей и говорит мимоходом, что апостол был потрясен и восхищен ослепительным видением, он тут же оговаривается, что Петр «потерял дар речи» и не мог «объяснить словами» свои переживания, что увиденное невыразимо и т. д. (col. 952АВ). Для автора имеет значение не ликование Петра, но глубокое таинство события.

Комметирование закрыто.