• Май 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  

Все сказанное согласуется

Все сказанное согласуется с распространением южноенисейского письма и в Тувинской, и в Хакасско-Минусинской котловинах (на левом и правом берегах Енисея — рис. 3), и на Горном Алтае: общими для этих мест являются только памятники тех же тюрок-тупо. По-видимому, на земли к северу от Саян тюрки проникают из Тувы, вступая в вассальные отношения с кыргызскими феодалами.

Этническое определение южноенисейских надписей возможно и по сопутствующим им тамговым знакам. Они вырезаны на памятниках Эдегей I (рис. 5) и III (Ю 13), на обломке стелы, лежавшей рядом с последним (рис. 35), выше текста Туран III (Ю 11). Все тамги — не древнехакасские и это подтверждает, что носителем южноенисейского письма был другой южносибирский народ. Выделенные в Туве тамги чиков также не похожи на них. Тамга, возможно близкая туранской, отмечена на Хая-Бажи. В целом анализ затруднен тем, что автохтонный тамговый материал Тувинской котловины еще не собран. На Среднем Енисее близ устья р. Тубы на скалах Шалаболинской писаницы (рис. 3,8) зафиксирована крестовидная тамга, во всем подобная знаку туранской надписи Ю II, что говорит о проживании носителей южноенисейского письма на правом берегу Енисея.

Предположение о связи южноенисейской письменности с тюрками-тупо не означает, что они единственные владели этим руническим алфавитом. Вспомним уйбатский сосудик с Ю 6, найденный в древнехакасском погребении культуры чаатас. Серебряный сосуд просто, конечно, отнести к предметам торговли и приношений (ср. тамги, вырезанные на его донце), но думается, что нет оснований торопиться с этим. Учтем также, что палеографически южноенисейские надписи, как было показано, вероятно, не составляют полного единства и со временем могут расчлениться на разные графические основы.

Наиболее существенным в отстаивании тезиса о невозможности рассматривать какое-либо письмо как этноопределяющий признак по отношению к южноенисейскому алфавиту является другое. Как мы видим, это письмо может быть отнесено ко времени VIII—X вв. (возможно, только к IX—X вв.). Следовательно, и это тоже было показано, одновременно с южноенисейским письмом в среде тюрок-тупо бытовала орхонская, а в IX—X вв. и енисейская письменность. Но если государственные образования, в которых тюрки использовали орхонское и енисейское письмо, нам известны — для первого это Второй Восточнотюркский и, вероятно, Уйгурский каганаты и для второго — Древнехакасское государство, то определить державу, в составе которой они восприняли южноенисейское письмо, непросто.

Комметирование закрыто.