• Сентябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

За устройство питательных пунктов

За устройство питательных пунктов при содействии студентов и по призыву Временного исполкома еще не сформировавшегося Петроградского Совета (призыв был опубликован вечером 27 февраля в «Известиях» Комитета петроградских журналистов) 28 февраля энергично взялись некоторые представители буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции, прежде всего, конечно, женщины. Было зарегистрировано еще не менее 160 пунктов. В представлении деятельных интеллигентов «кормление» голодного солдата было не только гуманным делом, но и средством предотвращения погромов и вообще формой некоего приобщения к революции. В помещения питательных пунктов, обозначенных белыми холщевыми плакатами, понесли продукты, самовары, посуду, в студенческие фуражки щедро сыпали деньги.

Дамы вместе со студентами варили кашу, резали хлеб, наливали и разносили чай. Но отъединенность представителей интеллигентских верхов от революционного народа преодолевалась плохо. Солдаты, вспоминал В. Б. Станкевич, чувствовали, что от них «откупаются» и поэтому «сосредоточенно сидели и жевали, не выпуская из рук винтовок, не разговаривая даже между собой, не делясь впечатлениями, но каким-то стадным чувством сознавая что-то общее, думали по-своему, по-иному, по-непонятному и не поддающемуся истолкованию».

Нет оснований полагать, что так было на всех питательных пунктах, организованных буржуазной интеллигенцией, равно как и вряд ли следует быть уверенным, что там, где хозяйничали представители мелкобуржуазной, демократической интеллигенции, например учителя, контакты во всех случаях устанавливались легче. Вероятно, учителям действительно чаще удавалось устранять натянутость, но ведь атмосфера могла зависеть и от состава солдат, и от чисто человеческих качеств «хозяев» и «гостей», и от ряда привходящих обстоятельств.

Комметирование закрыто.