• Октябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Фев    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  

Законодатели внесли

Законодатели внесли новые установления, касающиеся прав вотчинника на потомство крестьян, переданных по отпускным и т. п. Ст. 36 гласит, что если крестьянки вышли замуж по выводным крепостям за крестьян других вотчинников, а с собою принесли детей «во чреве или во младенчестве» (до 7 лет), то детей, в случае челобитья о них со стороны бывшего владельца их родителей, «отдавать по крепостям», но с условием уплаты за воспитание по 10 руб. В случае отказа забрать потомство, владелец имеет право получить за каждого по 30 руб. Однако, если дети, войдя в возраст, вступили в брак, а челобитья о них до брака не было, то «их прежним вотчинникам не отдавать, а платить за них по 30 руб.». Если же челобитье было до брака, то спорные крестьяне подлежат возврату «по крепостям». Тот же закон распространен и на крестьянских детей-сирот, переданных во младенчестве (до 7 лет) на воспитание в другие вотчины. Закон меняет санкции, если вышеизложенная ситуация мела место в результате побега крестьянки. В младенчестве или во чреве унесенные ею дети подлежат возврату прежнему владельцу даже в случае вступления их в брак и независимо от того, подано челобитье до свершения брака или нет (ст. 37, 38).

К этой части главы примыкают статьи, регулирующие правовые вопросы брака крепостных крестьян. Законом закреплена старинная практика выдачи замуж крепостных девок и вдов в другие вотчины с оформлением выводных или отпускных грамот (ст. 39).

В духе прошлого законодательства, начиная от Уложения 1649 г., преследуется второй брак при живых муже или жене. Формулировка закона дается, однако, новая. Предусматриваются два варианта — вступление в такой брак не в бегах и в бегах. В обоих случаях общим в санкции является: «За такое воровство бить кнутом». Брак подлежит расторжению, а священники, венчавшие незаконно, передаются на суд духовных властей. Для беглых крестьян дополнительно предусматривается возвращение владельцу как самого беглого, так и детей от его второго брака. В результате расторжения брака новые муж или жена беглого остаются у своего вотчинника (ст. 40, 41).

Для времени Петра характерно решение вопроса о браке военнослужащих на крепостных крестьянках. Ст. 46 запрещает «военным чинам» жениться на дворовых и крестьянских девках и вдовах без ведома их вотчинника и без выданной им отпускной. Однако эта же статья запрещает вотчиннику удерживать крестьянку, желающую выйти замуж за военного, при условии выплаты женихом вывода в установленном порядке. Брак крепостной с лицом военного, гражданского или духовного чина остается в силе даже в том случае, если крепостная вышла замуж в бегах. И в этом случае «девок или адов и их мужей челобитчику не отдавать, а брать за беглых по 50 руб. и за пожилые годы по указу» (ст. 45).

Любопытно, что «в качестве источника этой статьи использована ст. 27 XX главы Уложения 1649 г., предусматривавшая аналогичную ситуацию, но лишь в отношении служилых людей окраинных городов. Правительство Петра распространяло данный частный случай на армию в целом, что отвечало задачам ее укрепления.

В результате развития предприятий мануфактурного типа и крутого промышленного подъема проблема рабочей силы стала одной из основных проблем России первой четверти XVIII в. В условиях того времени проблема рабочей силы вообще не могла быть решена без привлечения крепостного крестьянства. Правовое же регулирование данных вопросов в законодательстве исходило из принципа сохранения основ крепостного права. В законодательстве наметилась линия компромисса интересов землевладельческого дворянства и крепостников-промышленников, прежде всего из числа представителей торгового капитала.

Комметирование закрыто.